Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
баннер_волонтёрство
07:00, 06 марта 2019

Белгородка Валентина Мирошниченко рассказала о своём голодном детстве

Белгородка Валентина Мирошниченко рассказала о своём голодном детствеФото: Людмила Дробнова
  • Статья

Женщина пережила блокаду Ленинграда.

Сухари помогли семье выжить в те страшные годы. Блокада города Ленинграда нынешнего Санкт-Петербурга во время Великой Отечечтвенной войны длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года (блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года), всего 872 дня. Потерпев неудачу у стен Ленинграда, фашисты решили задушить город голодом. На начало блокады в городе оставалось около 2,5 млн. человек, из них 400 тыс. детей. С каждым днём их становилось все меньше и меньше. Город оставался без электричества, запасов продовольствия, но ленинградцы продолжали сражаться и работать.

Валентина Мирошниченко – ветеран труда, ветеран Великой Отечественной войны – житель блокадного Ленинграда. Родилась она 7 марта 1941 года. Конечно, она в силу своего возраста не может помнить событий военных лет. Мама, Анастасия Александровна, рассказывала дочери о её детстве, о том, как жили-выживали. Хотя и эти воспоминания скудны, люди с неохотой возвращались даже мысленно в те страшные годы, хотелось всё поскорее забыть, как страшный сон… Один дядя Валентины Николаевны – участник Финской и Великой Отечественной войн, разведчик, кавалер двух орденов Славы, другой дядя тоже прошёл две войны — Великую Отечественную и Японскую, вся грудь в орденах – каждый старался притушить свою боль, говорили о войне скупо… Ещё один дядя, защищая Ленинград, погиб.

Мама Валентины Николаевны до войны работала в детском саду в Ленинграде, хотя тогда такого понятия как «детский сад» не было, детское учреждение называли просто – очаг. Папа Николай Филиппович родился в селе Анновка Корочанского района, служил в рядах Советской Армии в Ленинграде, а потом и остался в городе, был водителем на военном аэродроме. Родители жили в коммуналке на Хабаровской улице (это район Чёрной речки). Комнатушечка малюсенькая – всё стояло впритык – стол, шкаф, кровать, а на кухне народу постоянно было много, поскольку в квартире жили порядка десяти семей…

К началу блокады в городе имелось недостаточное для длительной осады количество продуктов и топлива. В результате этого начавшийся в Ленинграде массовый голод, усугублённый особенно суровой первой блокадной зимой, проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей. Сейчас мы не знаем, что это такое — «голод», какое это суровое и страшное испытание для человека.

Перед войной в народе ходили разговоры о том, что война, как ни крути, будет. В 1940 году началась Финская война, дядя ушёл воевать. В их семье обеспокоились, папа стал сушить сухари, поскольку о голоде знал не понаслышке, в 1930 году их семье пришлось пережить голод. Тогда умер его отец. Папа насушил достаточное количество сухарей, как рассказала Валентины Мирошниченко, этого хватило, чтобы поддержать жену с грудным ребёнком. Сам он ушёл на фронт, вернулся в 1946 году.

Каждый день мама уходила, как и все, кто был здоров и мог передвигаться, на дежурство. Рыли противотанковые окопы, сбрасывали фугасные бомбы с крыш. Маленькую Валю оставляли на более старшую, пятилетнюю соседку. Когда звучала сирена, та хватала Валентину и бежала с ней в бомбоубежище. Были ещё соседские дети, целая гвардия не по годам взрослой ребятни.

В комнатах стоял адский холод, зима была лютая. Ни света, ни отопления, стёкла тоже отсутствовали, окна закрывали фанерой, картоном, просто газетами – у кого что было под рукой. Так что температура, как на улице тридцать градусов мороза, так и в квартирах. Люди ходили в полусознательном состоянии, не видя и не слыша ничего вокруг, все были настолько слабы. Мама получала паёк на себя и Валю. Да дядя Митя, мамин брат, который воевал на Пулковских высотах, бывало, каким‑то образом передавал что‑либо съестное. А так, 125 граммов хлеба… На изготовление блокадного хлеба шло все – мякина, отруби, целлюлоза, меньше всего там было муки.

После снятия блокады народ ожил, стали расчищать город, ходили трамваи, заработали многие предприятия, люди пошли работать, открылись магазины, в которых хоть и по карточкам, но можно было купить продукты. В 1947 году карточная система в стране была отменена.

В 1948 году Валентина пошла в школу. В классе были ученики разного возраста. Вспоминает, как прилежно делала на стульчике уроки, поскольку не было у неё письменного стола. Помещались и чернильница с ручкой, и тетрадка. Их учили писать красиво, с нажимом, и грамотно. Старалась.

«Потом заболела мама, сказались голодные и холодные блокадные годы. Врачи сказали, что нужно менять климат. Уехали сначала в Петрозаводск, потом в Корочанский район. Папа устроился работать шофером, а мама пошла на полевые работы. Я закончила Анновскую школу. Мы держали хозяйство, как положено в селе – куры, утки, гуси, поросята, обрабатывали огород. Поэтому я приучена к любому труду и всё умею делать, и корову доить, не сомневайтесь! И сейчас огород сажаю, у человека постоянно должно быть какое‑то занятие», – продолжила рассказ Валентина Николаевна.

А учиться после школы она решила на техника-строителя, поехала поступать в Петрозаводский техникум, потому что в городе жила тётя. Вышла замуж, и с мужем переехала в Курск, а уж потом, в 1970 году, оказались они в Разумном. Муж закончил Курский сельхозинститут, инженера-механика направили в совхоз «Разуменский». Им дали квартиру, родилась дочь Наталья. Поначалу не могла привыкнуть к здешней необустроенности. Работала в Белгороде, приезжала вечером с работы – темно, света нет, грязи по колено, около их дома – кукурузное поле. Потом постепенно стали появляться новые улицы, дороги, рядом построили Дом культуры. А теперь‑то посёлок благоустроенный, хотя так и не привыкла за всю жизнь, всегда тянуло на родину. Здесь и всё другое природа – всё степи да ветра-суховеи, пыль. На севере природа тихая, спокойная, наполненная какой‑то особенной красотой. А может быть потому, что детство прошло в тех краях. Старалась каждый год ездить в Санкт-Петербург, родных много там живёт. А вот теперь внук Глеб в Питер уехал, он инженер.

Труд создал человека, повторяет моя собеседница, и душа должна постоянно работать. Всю жизнь она трудилась в строительной сфере. И на пенсии без дела никогда не сидит. Про огород мы уже упоминали, да и банки с консервацией по традиции закатывает. Валентина Николаевна к тому же великая рукодельница. Она вышивает картины. В комнате на стенах очень много пейзажей, которые созданы руками мастерицы. Показала она и вышитые подушечки. Шьёт мало-помалу, подшить-перешить что‑либо – пожалуйста. И вяжет постоянно, в настоящее время, к примеру, зятю носки уже наполовину связала.

Попросила её пожелать что‑либо нашей молодёжи. Сделала это Валентина Николаевна Мирошниченко с удовольствием, очень искренне и заботливо, как своим детям и внукам наставление дала: «Быть скромными, порядочными, целеустремлёнными, не врать, не унижать, не просить, а всего самим добиваться. Наше детство прошло в труде и бедности, поэтому мы хотели, чтобы наши дети и внуки лучше жили. Может где избаловали их. Человек стремится к хорошему, но для этого надо трудиться. Голод не тётка, работать заставит».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×